воскресенье, 5 января 2014 г.

Продолжаем читать рождественские истории

Сегодняшний рассказ  такой же грустный, как и предыдущий. А сегодня мы читаем "Ангелочек" Леонида Андреева. Прочитать его можно здесь. Уже первые строчки рассказа потрясают: "Временами Сашке хотелось перестать делать то, что называется жизнью: не умываться по утрам холодной водой, в которой плавают тоненькие пластинки льда, не ходить в гимназию, не слушать там, как все его ругают, и не испытывать боли в пояснице и во всем теле, когда мать ставит его на целый вечер на колени. Но так как ему было тринадцать лет и он не знал всех способов, какими люди перестают жить, когда захотят этого, то он продолжал ходить в гимназию и стоять на коленках, и ему показалось, что жизнь никогда не кончится. Пройдет год, и еще год, и еще год, а он будет ходить в гимназию и стоять дома на коленках. И так как Сашка обладал непокорной и смелой душой, то он не мог спокойно отнестись ко злу и мстил жизни."
Рассказ появился впервые 25 декабря 1899 г. Этот типичный рождественский рассказ, но когда читаешь его, становится страшно. Помните рассказ "Мальчик у Христа на елке" Достоевского? Помните эпизод, когда мальчик смотрит в окно большого дома, видит там елку, праздник и ему это кажется недостижимым раем? А Леонид Андреев как будто открыл дверь этого дома перед мальчиком и стало понятно, что там все не так уж хорошо. Александр Блок, известный поэт начала ХХ века, современник Леонида Андреева, писал: "Мальчик Сашка у Андреева не видал елки и не слушал музыки сквозь стекло. Его просто затащили на елку, насильно ввели в праздничный рай. Что же было в новом раю? Там было положительно нехорошо. Б
ыла мисс, которая учила детей лицемерию, была красивая изолгавшаяся дама и бессмысленный лысый господин; словом, все было так, как водится во многих порядочных семьях, - просто, мирно и скверно." Но есть у Сашки радость - пусть минутная, пусть недолгая, но радость, дающая возможность почувствовать существование того высокого и светлого, о чем говорит сам праздник Рождества Христова. Обидно лишь, что радость эта подобна растаявшему от тепла ангелочку.